Как космические путешествия повлияли на моду

0
19

Полная история взаимоотношений мира моды и других галактик.

Первый человек отправился в космос 57 лет назад — 12 апреля 1961 года майор советских ВВС Юрий Гагарин сказал свое легендарное «Поехали!» и совершил полет вокруг Земли. Увы, космические путешествия так и не стали общедоступным делом, хотя и превратились давно в обыденность, – сообщения о запусках больше не становятся сенсационными новостями. Однако сама тема по-прежнему популярна: звездолеты бороздят экраны кинотеатров по всему миру, а модельеры, как и полстолетия назад, вдохновляются «спецодеждой» астронавтов, а иногда даже помогают в ее создании. Вспомним историю взаимоотношений моды с космонавтикой.

Полетим!

Середина 1960-х была, наверно, самым оптимистичным периодом ХХ века. Ужасы Второй мировой уже немного подзабылись, Часы судного дня перевели на 12 минут до «полночи», война во Вьетнаме всё еще была далеким локальным конфликтом и даже страшные Russkie больше не были такими уж страшными, договорившись с американцами о частичном запрете ядерных испытаний. К тому же у них появился универсальный, всемирного масштаба герой, боготворимый практически всеми на планете, без различения политических, религиозных и всяких иных воззрений — Юрий Гагарин. Вероятно, в те годы первый космонавт Земли был самым популярным человеком на планете — даже The Beatles любили, наверно, меньше (Джеймс Бонд в исполнении Шона Коннери вообще полагал невозможным слушать их без берушей). И, конечно, все мечтали о времени, когда полеты в космос станут столь же обыденными, как поездка за город — Артур Кларк и Стэнли Кубрик представляли Луну 2001 года уже освоенной, обжитой территорией, связанной с метрополией регулярным космолетным сообщением.

В «Космической одиссее 2001 года» хватает запоминающихся визуальных моментов, но один из самых знаковых — стюардессы на борту челнока «Земля-Луна», плавно двигающиеся в невесомости под музыку Шуберта. Костюмы девушек столь же «космичны»: напоминающие шлемы головные уборы, белые мягкие чуть расклешенные брюки и куртки на молнии, туфли-слипоны. Удивительно, но созданием костюмов для фильма занимался не кто-то из парижской футуристической троицы (Пьер Карден, Андре Курреж, Пако Рабанн), а лондонский модельер, поставщик двора Ее Величества Харди Амис.

Личный портной королевы, впрочем, видел будущее вполне в разрезе современной ему моды. Упомянутые французские модельеры вдохновлялись и самой космической темой, и связанным с ней триумфом функциональности — космический скафандр в конечном счете предназначен не для прогулок, а для работы. Отсюда — отказ от высоких каблуков (по пыльным дорожкам далеких планет на шпильках особо не побродишь), широкое использование синтетических материалов, строгий крой без излишеств и комбинезоны на молнии. Тем не менее модели в футуристических «космонарядах» выходили на подиум и появлялись в глянцевых журналах, но в реальную уличную моду так и не вошли.

Кино, впрочем, с радостью приняло тренд, доведя его до абсурда — созданные Пако Рабаном наряды Барбареллы из одноименного фильма Роже Вадима 1968 года служили образцом для подражания создателям костюмов практически всех фантастических боевиков последующих 20 лет. Ни о какой особой функциональности тут речи уже не шло — гардероб межгалактической героини сорок первого столетия напоминал что-то среднее между трико Супермена и облачением исполнительницы стриптиза. Впрочем, глядевшим на Джейн Фонду в блестящих виниловых трико с блестками, комбинезонах из ткани металлик и прозрачных пластиковых топах зрителям менее всего думалось о грядущих космических путешествиях.

Невидимый фронт

Меж тем производители обычной одежды активно участвовали в космической гонке — и даже помогали одерживать в ней победы. Скафандр A7L, использовавшийся Нилом Армстронгом и его экипажем при высадке на поверхность Луны в июле 1969 года, был создан компанией International Latex Corporation, известной еще с 1940-х годов рядовым американцам (и в большей степени американкам) по принадлежащей ей торговой марке Playtex, под которой выпускаются бюстгальтеры и пояса для чулок. Скафандры, кстати, шились вручную с точной подгонкой под фигуру каждого астронавта — ошибка в положении стежка в 0,8 мм отправляла космический комбинезон из 21 слоя синтетических и комбинированных материалов в брак.

К концу 1970-х большинство из этих новинок начали использоваться и в производстве обычной одежды. Светоотражающий майлар, ткани на основе американского дакрона и советского лавсана довольно быстро завоевали признание у потребителей. В следующее же десятилетие «космическая» мода неожиданно вышла на улицы — брюки и куртки с обилием молний и декоративных лямок, имитирующих конструкцию скафандра, знаменитые сапоги-«луноходы», с дутым верхом из водонепроницаемой синтетики (кстати, в лучших образцах использовался как раз дакрон), спортивная обувь с верхом из неопрена. Причин было несколько: и удешевление материалов, некогда доступных лишь оборонке, и влияние эстетики панка (молнии, лямки и металлическая фурнитура были характерны для всех ранних творений Вивьен Вествуд), и, конечно, новый всплеск интереса к космосу — благодаря кинематографу. Герои новых космических боевиков и одевались несколько менее экстравагантно (не считая, конечно, Дарта Вейдера), чем в 1960-е, что делало подражание им куда более доступным. Молодежь скупала куртки-милитари с четырьмя накладными карманами, как у Хана Соло из «Звездных войн»; а первая волна «продакт-плейсмент» на экране подсказывала дальнейшие приобретения: лейтенант Рипли в «Чужих» попирала инопланетных гадов ногой, обутой в специально сделанные высокие кроссовки Reebok.

Космонавт на подиуме

В XXI столетии интерес к «космической» моде вновь вернулся — в том числе и в мире haute couture. Свою роль сыграли и очередная волна увлечения ретрофутуризмом пятидесятилетней давности (например, прошлогодняя линейка Gucci, вовсю эксплуатировавшая и темы классической коллекции Куррежа Moon Girl, и культовый телесериал «Стар трек»), и перезапуск великих «космических опер» — «Звездных войн» и киноверсии упомянутого «Стар трека», сопровождавшийся агрессивным продвижением сопутствующих товаров (так, фирма Columbia отметила выход на экраны «Последнего джедая» выпуском точной копии зимних курток Люка Скайуокера, принцессы Леи и Хана Соло из «Империя наносит ответный удар»). Но более всего, пожалуй, интерес публики к теме космоса — в том числе и в моде — подогрели проекты частных космических кораблей, разрабатываемые Илоном Маском и Ричардом Брэнсоном. Кстати, костюмы для будущих пассажиров компании Брэнсона Virgin Galactic разрабатывают знаменитый японский модельер Едзи Ямамото и сам Филипп Старк; вероятно, величайший дизайнер современности — не моды, а вообще.

Но, что самое неожиданное, модой занялись и сами покорители космоса. По крайней мере, один из них — 88-летний Базз Олдрин, второй в истории человек, ступивший на Луну, попробовал себя сперва в качестве модели, а затем и как модельер. Зимой 2017 года его появление на подиуме на Нью-Йоркской неделе моды произвело сенсацию: бодрый, несмотря на возраст, седобородый астронавт завершил показ марки Nick Graham, продефилировав в серебристой куртке-бомбере с «марсианской» символикой и кроссовках того же цвета («это было не труднее, чем ходить по Луне», — прокомментировал он). А в конце того же года Олдрин представил и первую собственную коллекцию одежды и аксессуаров, созданную совместно с брендом Sprayground, — тоже посвященную полету на Марс.

Насколько соответствующими реальности окажутся марсианские приготовления, пока сложно сказать точно. Но почти наверняка космическая тема будет возвращаться в мир моды вновь и вновь — по крайней мере как временная (будем надеяться) компенсация так и не сбывшихся ожиданий прекраснодушных фантастов 1960-х.

.rb_102301{ display: none; }

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here